Андрей Губин о дальних странах, новых планах и песне "Лена" :

- Алиса: Чем ты занимался, как жил последнее время?

- Андрей: Последний месяц года 2007-го, на мой взгляд, мы отметили хорошо. Приехал мой продюсер из Германии Генри Верник, мы сделали песню «Снег» для Кристины Орбакайте. Для меня эта работа была несколько неожиданной, поскольку песня была написана для Юли Беретты, но Юля, как бы помягче выразится, не то что не подошла, Юля пыталась её спеть, но у неё не очень красиво получилось. Поэтому эту песню мы отдали в авторское агентство, в Первое Музыкальное издательство, где она благополучно пролежала пару месяцев и неожиданно звонок – мы хотим купить эту песню для Кристины Орбакайте. А я очень хорошо отношусь к Орбакайте. Когда я сочинял некоторые свои мелодии, то не только для себя писал, но и для разных артистов пытался писать, так, чисто гипотетически думая, что когда-нибудь, может быть, они споют мои песни. И я часто думал о Орбакайте, сочинял для неё песни, у меня есть для неё несколько мелодий. Сейчас, по возвращении из Таиланда, делаю ещё одну песню для неё, она правда ещё об этом не знает, просто делаю и, мне кажется, она ей подойдёт. Когда Орбакайте решила исполнить песню «Снег», мы её довольно быстро сделали. Я этой работой доволен, это моя первая такая работа. Было очень интересно, новые ощущения, я приехал на студию, там стоит в метре от меня живая Орбакайте, вот такая, какая она в обычной жизни. Ведь, когда ты встречаешься с другими артистами за кулисами, это другое, а тут передо мной была настоящая Орбакайте, и мне ей ещё нужно было что-то подсказывать. Работалось очень интересно, я старался все сделать как для себя - ходил потом на студию, выверял всё, переделывал, мы пересводили фонограмму, доделывали, переделывали.
Как получилось – не знаю. Я сам не очень доволен, считаю, что для Орбакайте нужно писать немного другие песни, ну раз уж она захотела эту спеть, значит это ей хорошо.

- Алиса: Кристина очень хорошо её спела.

- Андрей: Я считаю что, Кристине подходит несколько иной саунд. Там более иностранный саунд, а ей подходит современный электронный, с элементами техно, но с вкраплением живых звуков. Кстати, аранжировка, по-моему, очень хорошая, но нужно несколько иное. Сейчас я делаю ещё одну композицию. Кроме того, мы записали песню «Лена», наконец-таки, и отдали её на «Топ-хит». «Русское радио» пока её не хочет брать, сказали, что это песня про Леннона, но я на них не в обиде, потому что я всё равно считаю - это хорошая песня.
А вообще, своё собственное творчество мне всё труднее оценивать, я просто пишу, как чувствую, а там уж пусть люди решают – нравится или не нравится.
Как я считаю, я развиваюсь довольно быстро, и получается, что, допустим, два месяца назад мне нравилось, как спето, а спустя два месяца мне уже не нравится, уже кажется, что можно лучше сделать.
Я считаю, что это работа хорошая. Во всяком случае, когда я её закончил, я был доволен этой песней. Мне очень нравится мелодия, мне вообще нравится мелодическое построение этой песни. Мне в моих песнях всегда не очень нравилось, что они развиваются слишком коротко, в них короткие музыкальные фразы, а в «Лене» мелодия развёрнутая, она состоит из многих частей. Куплет очень интересный с мелодической точки зрения, припев прекрасный, и ещё вот этот хвостик, когда идут допевания, я показал там некоторые свои вокальные возможности. Я там пою вверху и есть одна нота, которой я очень доволен, в этой ноте слышно счастье. Мне удалось это передать. Когда слушаю - мне самому нравится. По-моему, это после второго припева, перед проигрышем. Мне нравится, что в песне получилось то, чего не получается пока ни у кого на нашей сцене - соединить российскую мелодию с правильной, интересной западной аранжировкой. Поэтому это звучит, на мой взгляд, очень модно. Плюс акустические гитары, которые создают вторую линию - я пою и мне гитара «подпевает». Очень хороший гитарист играл, очень красиво - я на сегодняшний день не вижу аналогов. Можно говорить о песне Билана «На берегу неба», но это немного другое, там чуть иная мелодия, если ее гармонически разделить, она не по российским канонам построена, она чуть в другую тему. А здесь мелодика исконно российская - такую мелодию мог бы, например, Антонов написать, такая композиция в его стиле - гармонично сливается с западной аранжировкой. Я очень был доволен. И, когда мы сделали эти две работы, я понял что нужно заниматься тем, что мне сейчас важнее всего. К сожалению, сейчас у меня есть проблемы с опорно-двигательным аппаратом, это мешает мне выходить на сцену в данный момент. А поскольку врачи сказали, что ничего нет лучше плавания, я собрался и очень быстро улетел в Таиланд, на острова. Плавал я там очень много, никогда раньше столько не плавал. Я вообще-то боюсь глубины, глубины и высоты. Я думаю, объективно во всех нас сидит этот страх. Нет, просто из окошка смотреть мне не страшно, но, в принципе, рождённый ползать или ходить – летать не может, поэтому я боюсь высоты. А глубина это непознанное. Непознанное всегда пугает.
Я учился перебарывать этот страх, плавал на далёкие острова, ставил там свои личные рекорды, всё считал гребки, сначала 200 гребков, потом 800, 1600 гребков подряд без остановки, разрабатывал диафрагму, разрабатывал тело, поменял его в лучшую сторону, стал немного больше доволен собой. В 33 года, наконец, научился плавать, потому что я раньше толком плавать не умел. Плавал я очень далеко и собой доволен. Никогда столько не плавал. Я плавал к кораблям, нырял, рассматривал дно. Плавал в очках и с ластами.
Жил я в разных гостиницах, на двух островах Ко Самуи и Ко Панган. «Ко» значит остров. Панган славится дискотекам, я там был, но особо ничем не отличился. Ходил на дискотеки, танцевал, музыка мне нравится абсолютно та же самая, которая всем нравится, т.е. когда играют мировые хиты. Я бывал в основном на хип-хоп дискотеках, танцевал, там даже народ со мной фотографировался, я уж не знаю почему, толи я так смешно выглядел, когда танцевал, толи действительно неплохо танцевал. Меня там уже узнавали, некоторые даже думали, что я работаю на дискотеках. Они думали, что я так своими танцами завлекаю других танцевать, потому что я приходил на дискотеку первым, где-то часам к девяти – десяти, когда ещё никого не было, и уже начинал там что-то изображать под музыку. Но, мне действительно очень нравится танцевать, и мне нравятся люди, которые хорошо танцуют. Приходили там пара пацанов, которые тоже клёво танцуют, я пытался у них научиться, но это сложно было, они крутые.
Короче, я танцевал и плавал, плавал и танцевал. На самом деле просто хотелось сверить свои вкусы со вкусами людей. Меня втыкает всё то же самое, что втыкает большинство людей, так что я не беспокоюсь за своё музыкальное чутьё.
Мне нравится прогрессивная музыка, самые свежие западные песни. По возвращении в Россию мне кажется, что много у нас музыки звучащей старомодно по сравнению с мировыми стандартами. Как всегда, я сейчас начну ругаться, но, это действительно так, очень мало музыкальных находок. Но, тем не менее, периодически появляются и хорошие песни.
Что ещё сказать? Жил в разных гостиницах, старался менять гостиницу каждые семь дней, чтобы не залёживаться на одном месте. Как только освою и проплаваю одну бухту вдоль и поперек, хочется переехать в другое место. Гостиницы в Таиланде, честно говоря, искал самые дешёвые. Не то чтобы только такие, жил и в дорогих гостиницах и в недорогих, но на островах старался искать самые дешёвые варианты, потому что я в душе до сих пор почему-то считаю себя студентом. Вроде бы 33 уже, возраст такой, но я молодо себя чувствую и ничего с этим поделать не могу. Вот, допустим, я плыву и не устаю особенно, я же не виноват, поэтому и чувствую себя молодо, хотя выгляжу не очень хорошо, я это знаю. Но есть тому причины, они связаны с чем-то другим. Не знаю почему.
Мой рекорд по проживанию – я жил в номере за 300 батов... В переводе - 1 доллар это 33 бата. Т.е. я жил в номере где-то за 225р. в сутки. Это был прекрасный номер, в двухстах метрах от моря, правда он был без горячей воды, но это не значит, что я не мылся, просто вода там всё время тёплая идёт. Номер был на горе, с очень красивым видом на бухту, без кондиционера, зато у меня была кровать с пологом как у царей, я не знаю, как это называется, очень круто. Такой полог прекрасная вещь в Таиланде, потому что комары не долетают до тебя, хотя там и так мало комаров. Бухта называлась Хад Йао, всем рекомендую посетить эту бухту, замечательное место.
Старался нормально питаться, потому что все 10 лет, что я ездил на гастроли я питался вообще ужасно, без всякого ритма, а здесь организм немного восстановился, стал себя лучше чувствовать, как-то повеселел.

- Алиса: И как тебе тайская кухня?

- Андрей: Тайская кухня, на первый взгляд, достаточно примитивна и проста, мне через две недели тайской кухни захотелось найти и поесть картошки. Тайская кухня очень вкусная, и, мне кажется, очень правильная для желудка. В основном она состоит из риса, в который они уже добавляют всё что угодно, от курицы до морепродуктов. Получается некое подобие плова, только не жирное. Поскольку рис является абсорбентом и выводит шлаки, а курица даёт материал для роста мышц, то более правильное питание придумать сложно. В общем, нормально в Таиланде. Я пробыл там два месяца, как было запланировано. Не могу сказать, что я прямо сбежал оттуда соскучившись по России, но когда я вернулся домой понял, что все-таки соскучился, и мне здесь хорошо. Не хочу никуда уезжать больше, буду пока здесь, в России.
У меня бы внутренний страх, что я останусь там, как некоторые уезжают в Индию и остаются на всю жизнь. Но я понял, что пока мне этого делать точно не хочется. Да, там хорошо, там можно даже музыкой заниматься и по Интернету её присылать в Россию, но я понял, что те проблемы, с которыми я столкнулся, мне в Таиланде не решить, нужно возвращаться в Россию и делать это здесь. Мне сейчас хорошо.

- Алиса: Тогда к следующему, логично вытекающему вопросу - ты рассказал, что делал недавно, а что
собираешься делать дальше? Какие планы на ближайшее будущее?


- Андрей: Планы самые простые. Я почему-то давно не испытывал счастья от жизни - вот начинался день, а у меня не то чтобы депрессия, но не радует ничего. А сейчас у меня опять появилась эта радость от жизни. Я не говорю, что мне хочется горы свернуть, и какие-то наполеоновские планы, нет, ничего такого. Сейчас совершенно спокойно хочу попробовать написать ещё одну песню для Орбакайте, потом ещё пара мелодий, которые хочу попытаться сделать для разных артистов. Потом для себя мне хочется что-то сделать, есть для этого пара мелодий. Хочу посмотреть, как будет развиваться судьба песни «Лена». Кроме того, сейчас мы подписали контракт с компанией «Союз» - с ней мы уже много раз работали - на выпуск DVD-сборника, на котором будут собраны все клипы Андрея Губина. Сейчас мы как раз занимаемся оформлением. Это будет двойной диск - на одном будут все клипы, на втором все лучшие песни, плюс песня «Лена». Готовим такое подарочное издание. Ну, может кому-нибудь надо будет клип посмотреть.

- Алиса: Твои поклонники просто счастливы будут.

- Андрей: Спасибо. Постараемся красиво это оформить, чтобы люди могли просто себе поставить на полочку, и это хорошо смотрелось.
Сейчас мы выпустим эту пластинку, посмотрим, как пойдёт песня «Лена», вообще пойдёт ли она, возьмут ли её радиостанции или не возьмут. По крайней мере, я сделал новую песню, а уже дело поклонников слушать её или не слушать. Я на этом, конечно, не собираюсь вообще заканчивать карьеру, у меня есть очень много песен, которые просто пока лежат недоделанные. Буду делать их не спеша, постепенно, потому что есть ещё какие-то вещи, какие-то проблемы внутри меня, с которыми мне надо обязательно разобраться, и мне этим сейчас заниматься не менее интересно, чем музыкой. Ставлю опыты над самим собой. Когда-то в детстве я прочёл книжку и там был профессор, который ставил опыты над самим собой, не художественную, а больше публицистическую, в ней была правда написана. И так получается, что мне сейчас приходится экспериментировать над самим собой, потому что никто ничего подсказать мне не может. Занимаюсь собой, занимаюсь музыкой, вот ещё бы книжку написать. Но сейчас все уже книжки написали, и я думаю, что книжку не буду писать. Хотя бродит у меня пара-тройка замыслов, особенно когда я по Таиланду ходил, ездил.
В Таиланде, кстати, ездил на мотоцикле, на мопеде, несколько раз падал, но головой ни разу не ударился, заплатил деньги немереные за ремонт. Это потому что они специально дают такие мотоциклы – с шоссейной резиной, а меня-то всё в горы тянуло, наверх, всё повыше и повыше, а дороги-то грунтовые и этот мотоцикл там не едет. Один раз упал в канаву и долго там отлёживался, чтобы не дай Бог из полиции не приехали, не запозорили, что вот белый человек свалился в канаву – бестолковый, не может даже на мопеде ездить.
Мне понравились люди которые там тусуются. Видел негритянку – «афро-амэрикэн», стоит в магазине и говорит – Вот, когда мы были в Кузьминках в последний раз. Представляешь – симпатичная негритяночка, на острове вспоминает, как они в Кузьминках на дискотеке зажигали.
Познакомился там с разным народом, пообщался, такие шапошные знакомства. Ездил в Бирму, когда надо было продлевать визу. В Бирме ещё беднее, чем в Таиланде. Бирма очень интересное место. В Бангкоке ещё чуть-чуть побыл, в отеле – самом высоком здании в Бангкоке, правда один день, на второй меня турнули оттуда, потому что места все были заняты. Я же как путешествую – не резервирую, а приезжаю и ищу на месте, так свободнее, и мне так больше нравится. Когда ездили в Бирму, общался с одним итальянцем, говорю – на второй месяц сейчас пойду отдыхать, он говорит – о, а мы тут вообще уже с августа. Т.е. в августе они приехали в Таиланд. Были месяц, оттуда рванули в Индию, там были месяц, оттуда рванули в Непал, там были месяц. Говорит там очень дёшево, в Непале за два евро в день жили, очень красиво, горы. Сказал мне - дом сняли на месяц на две семьи, ещё месяц здесь проживём, в апреле поеду к себе на Родину в Италию, поработаю пару месяцев и опять поеду путешествовать.
С одной стороны можно сказать, что это неправильная позиция, а с другой – человек приходит на землю, чтобы познать этот мир, а познавать его можно разными путями. Вот Иммануил Кант сказал, что созерцание для человека – самый лучший способ познания мира. Видишь этот мир своими глазами, поэтому всем рекомендую, как можно больше точек в этом мире посетить и деньги в основном тратить на путешествия.

- Алиса: Кстати, ты ещё успел съездить в Китай. Как тебе?

- Андрей: Да я был в Китае. Китай такая страна странная… Наверное плохо ругать Китай, а то как на тебя потом кармически обидятся миллиард шестьсот тысяч человек - ты с этой глыбой уже не справишься. Китай очень специфическая страна и очень специфические люди. Не могу сказать, что они плохие, ни в коем случае, они хорошие, но надо понимать, что в китайцах очень сильна национальная идея. Китайцы это такая огромная машина, такой огромный муравейник, огромная нация, огромная раса. Когда попадаешь в Китай, понимаешь, что это действительно другая раса, люди, которые живут, видят мир по своим законам, по своим правилам. Это не Европа, это не европейцы. Это люди с совершенно особым взглядом на мир и место, которое Китай должен занимать в этом мире. А мне не хотелось бы, что бы какая-то нация побеждала другие и была главенствующей в этом мире. Ни русские, ни американцы, ни китайцы. Я за то, что бы все жили на паритетных началах, и каждый народ нес бы что-то свое и все делились знаниями друг с другом. Китайцы разные, конечно. Встречаются очень образованные китайцы, и совсем простые. Достаточно дружелюбные, и достаточно хитрые. Мне рассказывали, что они часто стремятся обмануть белых людей. В бизнесе, например. Ну да ладно, наверное, это все так и устроено. Там очень много красного цвета на улицах. На главной площади до сих пор висит огромный портрет Мао Цзэдуна, что довольно пугающе выглядит и напоминает времена социализма в нашей стране. Но знаешь, когда я прилетел в Пекин, то впервые за долгое время расслабился. Я понял, что тут меня никто не узнает, вокруг одни китайцы, которые шпарят во все стороны по своим каким-то делам, и им по барабану, что какой-то белый среди них затесался. Я слился с этой толпой и вдруг начал улыбаться. Я понял, что им все равно, как я выгляжу, есть ли там у меня синяки под глазами или нет, никто не будет в меня тыкать пальцем - «это Губин». И я просто шел по аэропорту и улыбался от счастья. Я был единственным белым в том самолете. Со мной в самолете летела очень симпатичная китаяночка. Когда она нагнулась, я увидел ее линию спины, очень симпатичную такую. Она заметила мой взгляд, строго на меня посмотрела, одернула кофточку, все это было очень мило. Когда прилетел в город Хай Фей, аэропорт мне ужасно напомнил старый аэропорт моего родного города Уфы. Меня никто не встретил. Выходишь из аэропорта и вокруг одни китайцы и не знаешь, что делать. Китайцы очень плохо говорят по-английски. Даже в Пекине, на рецепшене гостиницы мало кто говорил по-английски. Наверное, они не считают нужным учится языку или может это им сложно дается. Пекин, вообще такой город контрастов. Огромные, американоподобные здания и тут же за углом помойки и люди с какими-то ручными тележками. В Китае я часто видел с одной стороны шикарные здания, с другой совершенно наплевательское отношение к человеку. Например, я там месяц прожил в горном заповеднике. И такая картина – в гору, до определенной высоты, идет фуникулер, а выше строили дорогу. Чтобы подняться в гору пешком, нужно где-то два с половиной часа. И вместо того, что бы, для строительства, люди поднимали грузы на фуникулере, они перли это на себе. До пятидесяти килограмм досок. И мужчины и женщины, на своем горбу. Просто вот их нагрузили и они как муравьи идут два с половиной часа наверх с этими досками, из которых наверху построят ступеньки для туристов. Их можно было бы посадить на фуникулер и довезти, но нет, электричество стоит дорого. А человеческий труд дешев. И потому эти простые крестьяне прут эти доски в гору. Мне это показалось каким-то возвращением в Древний Египет, где рабы таскали на горбу камни для пирамид. И с другой стороны, вход в заповедник стоил порядка тридцати долларов и такие же китайцы приезжали туда и у них были деньги заплатить за вход. Или еще пример, идешь по Пекину, недалеко от центра, и вдруг площадка, размером, наверное, пятьдесят на пятьдесят, на которой стоят тренажеры, сделанные из толстых металлических труб в руку толщиной – как, помнишь, были детские качели, которые фиг сломаешь? Такие по полтора метра круги, их нужно вращать руками, разрабатывать суставы, беговые дорожки, и тому подобное. Все очень красиво сделано, с восточным колоритом. И стоят пенсионеры, занимаются. Т.е. такой бесплатный спортзал! Вроде того, за что мы тут платим по пятьдесят тысяч за полгода, что бы ходить тренироваться, там стоит бесплатно на улице и простые люди могут заниматься. Знаешь, это очень круто смотрится. Вот у нас Лужков сделал бы такое, это же так полезно! Там и стар и млад занимается. Вот так, с одной стороны наплевательское отношение к тем крестьянам, с другой такая забота о здоровье людей. С одной стороны достаточно продвинутая, современно одевающаяся молодежь, модные магазины и, с другой, тут же висит гигантский экран, на котором показывают заседание какого-то очередного съезда компартии. И после каждого выступления главы правительства аплодисменты по пять минут – знаешь, как это старомодно смотрится. Вспоминаешь, что и у нас не так давно такое было. И это пугает, так не должно быть я считаю. Человек должен сам оценивать, правильные слова были сказаны или нет. А тут ему показывают – вот смотри, все хлопают, значит все правильно, хлопай и ты! Мне кажется, так нельзя. А вот молодежь там такая же продвинутая, как и везде, мне понравилось. Также стремятся учиться, много смотрят МТV, слушают западную музыку.

Читать далее >>

<< Вернуться назад в раздел